Сад души Ивана Скоропадского

01.11.2016 в 15:59, просмотров: 1399

За несколько лет до кончины Иван Михайлович заказал себе мраморный памятник: ангел указывает правой дланью на небо. На постаменте с одной стороны было высечено: "Иван Михайлович Скоропадский", а с другой — обращение: "Любезный прохожий! Сад, в котором ты гуляешь, насажден мною: он служил мне утешением в моей жизни; если ты заметишь беспорядок, ведущий к уничтожению его, то скажи об этом хозяину сада, ты сделаешь доброе дело".

Потомок "гетьмана дурного"…

Свою историю род Скоропадских ведет со времен "старины глубокой". А вот первым, кто упоминается в "задокументированных" источниках, стал полковник войска гетмана Богдана Хмельницкого Фёдор Скоропадский, сложивший голову под Жёлтыми Водами в 1648 году. Его сын Илья, женившись на одной из княгинь Чарторыйских, имел троих наследников — Ивана, Василия и Павла. Именно старший, Иван Ильич, выучившийся в Киево-Могилянской академии, встал на военную стезю. Он был сподвижником Дорошенко, служил у гетманов Михаила Ханенко и Ивана Самойловича, а по поручению Ивана Мазепы выполнял важные секретные миссии в царской Москве. Впоследствии на протяжении 14 лет Иван Скоропадский был гетманом Левобережной Украины. Обладая недюжинными качествами дипломата, он всячески отстаивал интересы Гетманщины, лавируя в хитросплетениях указов Петра І, искавшего повод при первой же возможности уничтожить казацкие вольности и украинскую автономию. В 1722-м, после создания Малороссийской коллегии, нивелирующей институт гетманства, Иван Ильич, не выдержав моральной нагрузки, скончался.

Несколько прямолинейный Тарас Шевченко, не всегда вникавший в перипетии исторических событий, назвал гетмана Скоропадского "простакуватим" за то, что тот, в силу обстоятельств, подарил любимцу Петра I Александру Меньшикову городок Почец. Кобзарь считал, что Иван Ильич был всего лишь "великим знатоком и автором борщей", а не таким уж значительным государственным деятелем. А потом и вовсе "припечатал" Скоропадского, обозвав "гетьманом дурним"...

30 января 1805 года в семействе секунд-майора Михаила Скоропадского родился сын, названный в честь деда-гетмана Иваном. По одним данным, это событие произошло в селе Дунаец (или слободе Дунайской) Глуховского уезда Черниговской губернии. По другим — Иван Михайлович появился на свет Божий в селе Ярославцы того же уезда, где в то время в усадьбе родственников, Кочубеев, пребывала его мать.

По тогдашней традиции, Скоропадский-младший вначале получил вполне основательное начальное домашнее образование. Затем продолжил учебу в прилукском частном пансионе известного педагога Павла Белецкого-Носенко, где, кроме обязательных предметов, овладел и несколькими иностранными языками. А вот примером для подражания Ивану служил кузен, Николай Маркевич, в будущем — выдающийся украинский историк, поэт и композитор. Автор "Истории Малороссии" и фундаментального этнографически-фольклорного исследования "Обычаи, поверья, кухня и напитки малороссиян".

Когда Ивану исполнилось 12 лет, он поступил на службу юнкером Северского конно-егерского полка, а через два года был переведен в Нарвский гусарский полк. 3 декабря 1828 года оставил службу и был уволен "за невыслугу узаконенных лет" с чином 14-го класса. В декабре 1832-го поступил на службу в канцелярию Конотопского предводителя дворянства.

"Есть в графском парке старый пруд…"

От родителей Иван Михайлович унаследовал немалое богатство. Историк Вадим Модзалевский писал: "Это был богатый помещик, за ним в Прилукском, Конотопском, Сосницком и Глуховском уезде 2050 десятин… заводы конный, овечий, 2 сахарных и 3 винокуренных; блогоприобретенных в Прилукском уездe 300 душ и 2000 десятин земли". Выращивая табак и производя сахар, Скоропадский наряду с этим "по-научному" занимался животноводством, выписывая племенные породы даже из-за рубежа.

Но душа жаждала иного…

Ещё в 1820 году родители выкупили у казака И. Хорунжия хутор Тростянец. И вот теперь, 10 лет спустя, женившись на Елизавете Тарновской, родственнице хозяев соседней Качановки, Иван Михайлович решил построить тут семейную усадьбу, окружив ее живописным парком. Докупив земли и доведя ее общую площадь до 2600 десятин, Иван Скоропадский начал грандиозное строительство. Поначалу был возведен "панский" дом из дуба с двумя башнями в готическом стиле. К нему примыкала большая двухэтажная пристройка, напоминающая своей архитектурой шотландский замок. А подле — 4 каменных флигеля: два — для гостей, один — кухонный и еще один — для проживания прислуги.

Обустройством оранжерей, теплиц, фруктового сада, выращиванием редких видов деревьев и созданием питомника озаботились ученый-садовод, уроженец Эльзаса Карл Шлинглоф, известные русские мастера паркового искусства из Петербурга братья Евстигнеевы и местный садовник Круподери.

Однако и сам Иван Скоропадский не был чужд садоводству, проводя практические опыты по акклиматизации экзотических растений. Тогда в Левобережной Украине прижились такие редкие деревья, как береза черная, вяз американский, красная ель. А результатами своих научных изысканий Иван Михайлович делился с читателями "Вестника садоводства, плодоводства и огородничества".

Посадочный материал Скоропадский закупал у рижских садоводов Вагнера и Шоха, выписывал из рассадников Регеля и Кессельринга в Санкт-Петербурге, из акклиматизационного сада известного на всю империю своими изысканиями Василия Каразина из-под Харькова, у киевлянина Кристера, француза Кру, из Никитского ботсада.

А во время поездки в Париж Иван Михайлович заинтересовался новым методом искусственного формирования рельефа, который он "подсмотрел" в парке Джеймса Ротшильда в Ферре. Следствием этого стали рукотворные горы, которые в его парке в течение нескольких лет насыпали 50 рабочих, вооружившись конными тачками, — Мохнатая, Дед, Сторожевая, Ротонда… Кроме того, были созданы и рукотворные пруды — Большой, Лебяжий и Безымянный. Все это парковое пространство украшалось мостиками, беседками, каменными и деревянными лавочками.

Как тогда было принято, парк имел и определенные символы. Здесь, к примеру, стояла "волшебная" лавочка, свою извечную стражу несли "половецкие бабы", навевала грусть колонна, названная Скоропадским "Разбитая надежда". Рассказывали, что ее возведение было связано с личной семейной драмой Ивана Михайловича. Его супруга Елизавета Петровна категорически отказывалась "прозябать" в селе и только в летние месяцы появлялась в усадьбе. Да и то ненадолго. В итоге "семейная лодка разбилась о быт" — брак просуществовал лишь 10 лет… Вот и оплакивал Скоропадский свою судьбу у "Разбитой надежды"…

"Мы — малороссы…"

Своё одиночество хозяин Тростянца скрашивал любовью к природе, музыке, украинской истории и украинскому языку. Являясь патриотом родного края, он собирал портреты украинских гетманов, почетное место среди которых занимало изображение Ивана Мазепы. Скоропадские подчеркнуто декларировали: "Мы не великороссы, а малороссы".

Внук Ивана Михайловича, гетман Украинской державы Павел Скоропадский, вспоминал, что когда он, рожденный и воспитанный за границей, приехал в пятилетнем возрасте к деду, там ему категорически запретили разговаривать на немецком, а для совершенствования украинского дед Иван пригласил в учителя к малолетнему наследнику священника из села Васьковцы. А еще Иван Скоропадский учил своих внуков тому, "как простой люд свой хлеб зарабатывает". И мальчишки, 10-летний Михаил и 8-летний Павел, под руководством дядьки Явла строили сельскую хату под соломой. Целое лето, погоняя волов, "сеяв-веяв", обрабатывали пшеничное поле. А собранный и обмолоченный урожай, поторговавшись, продали "жесткосердному" деду. Такие вот были методы воспитания…

Между тем тростянецкая усадьба Скоропадского стала настоящим культурным центром. Здесь устраивались домашние концерты, чтение вслух "Киевской старины", обсуждались литературные новинки, проводились диспуты на различные темы. Постоянными гостями Ивана Михайловича были Маркевичи, Милорадовичи, Тарнавские, Галаганы. Здесь выступали знаменитые в то время украинские музыканты Зарембы — Владислав Иванович и его сын Сигизмунд. А бродячие слепцы-кобзари и лирники исполняли щемящие думы.

В гостях у Скоропадского месяцами жили писатели, музыканты, артисты, художники. Особо желанным был живописец Николай Ге, который с удовольствием писал портреты членов семейства.

Благодаря "души порывам" Иван Скоропадский в течение восьми лет был маршалком (предводителем дворянства) вначале Прилукского уезда, а затем и всей Полтавской губернии.

Когда же возникли земские учреждения, он с энтузиазмом окунулся в общественные дела.

В 1865 году Иван Михайлович становится главой Прилукского уездного училищного совета, что, в свою очередь, подвигло его на меценатскую деятельность в сфере просвещения и народного образования. Через два года Скоропадский основал пансион для подготовки народных учителей. Причем его воспитанниками могли стать только дети крестьян, успешно закончившие сельские училища. Их Иван Михайлович содержал за свой "кошт". Благодаря его усилиям вскоре Прилукский уезд занял первое место в губернии по числу училищ и обучавшихся в них учеников — 72 учебных заведения и 1237 школяров. А в 1870-м меценат от просвещения основывает первое в Прилуках женское начальное училище.

Задумав построить в городе роскошную усадьбу, Иван Михайлович покупает участок на улице Роменской, где возводит прекрасный дом и высаживает сад. Но затем, к восторгу горожан, фактически за бесценок уступает строение под гимназию. Кроме того, при его финансовом содействии в Украине было открыто множество школ и гимназий.

За все это благодарные горожане удостаивают Скоропадского звания Почетного гражданина Прилук. В городской управе, с разрешения самого императора, портрет Ивана Михайловича был вывешен рядом с изображениями царственных особ. А еще — его именем была при жизни названа одна из городских улиц…

Умер Иван Михайлович Скоропадский 8 февраля 1887 года в Тростянце, оставив по себе один из лучших образцов европейского садово-паркового искусства. Сегодня, являя собой жалкие "остатки былого величия", государственный дендрологический парк "Тростянец" имеет статус "Национального достояния Украины"…