Москаль как зеркало украинской революции

Бывают странные сближенья

30.07.2015 в 11:26, просмотров: 1808

Зеркало создано для того, чтобы отражать видимые предметы. Ленин в своей знаменитой статье считал Льва Толстого зеркалом русской революции, ибо «этот помещик», тем не менее, достаточно полно отразил «хотя бы некоторые из существенных сторон революции».

Но у нас своя революция, а значит, должно быть и своё «зеркало». И оно появилось. Ибо что такое «существенная сторона»? Это то качество, изменение которого меняет саму сущность предмета. В украинской революции судьба стать «зеркалом», похоже, выпала Геннадию Москалю.

Революция закончилась?

Назначение Геннадия Москаля закарпатским губернатором весьма знаменательно. Последние 17 месяцев привели к окончательному становлению в стране политически чёткой и экономически структурированной государственной модели. Причем имел место парадокс: действительно мощный национальный и антиолигархический импульс социального недовольства (Майдан-2) передал власть в руки украинской олигархии.

Политическая и, похоже, экономическая нелояльность всех окрасов была практически выдавлена в зону молчания. Аннексия Крыма, которая в Москве называется «воссоединением», явилась, по сути, попыткой России сохранить своё присутствие в Чёрном море. Попытка привела к болезненным для России санкциям, но позволила сохранить доминирование в акватории. Во всём остальном Россия проиграла, поскольку лишилась своего естественного исторического союзника и партнёра, но приобрела, на ближайшую перспективу, мотивированного противника.

В Киеве новую государственную систему практически сразу поставили под контроль партнёрских американо-грузино-литовских управляющих (экономика, финансы, здравоохранение, опосредовано – правоохранительные органы и армия). Силовой блок, правда, оставлен под управлением украинских кадров. То есть, если с сухим академизмом рассматривать само понятие «революция» как «прерывание постепенности», то с формированием новой верхушки властной вертикали «революция», собственно, закончилась. Причём речь идет не о формировании действующего состава украинской власти - сконструирована сама её модель с заметной долей внешнего управления.

В прицеле не «Правый сектор», в прицеле – граница

Следующим этапом развития ситуации должно, наверное, стать создание условий для практического использования достигнутых результатов. Тут и произошли мукачевские события и назначение Геннадия Москаля. Что, собственно, мы наблюдаем? Все предложенные версии действующих и заинтересованных лиц – и Ланьо, и Балоги, и Яроша – не выдерживают критики. А что же власть? Формально проводится милицейская операция по поимке десятка бойцов «Правого сектора». И «под эту причину» в регион вводятся подразделения армии и Национальной гвардии (только 18 июля было зафиксировано три колонны), спецназ, тяжелая бронетехника. При этом нас пытаются убедить, что всё это происходит ради поимки десятка человек, которых то локализуют под Мукачево, то обстреливают из вертолета под Великим Березным. Но между этими двумя пунктами, между прочим, 75 километров по самой короткой, но не самой лучшей дороге. И войска располагаются не кучно, а тоже: кто в Мукачево, кто в Березном. Короче – занимают регион.

Так что пока основной результат мукачевского инцидента в том, что теперь область наводнена вооруженными силами и оперировать ими назначен Геннадий Москаль: «кризис-менеджер», в последнее время прилагавший свои таланты в Луганской области в качестве губернатора.

Зачем всё это? Определенный ответ на этот вопрос даёт факт освобождения премьером Яценюком всей верхушки закарпатской таможни от исполнения обязанностей. Опять граница, причем граница газовая: именно через Закарпатье проходит труба, которая в эпоху СССР называлась «Уренгой–Помары–Ужгород». Кроме того, именно через Закарпатье в Евросоюз идет основной поток контрабандных сигарет. И наконец, Закарпатье - наиболее сложный, в отношении той же контрабанды, участок западной украинской границы (а что поделаешь - горы).

«Коронные агенты» для Украины…

А с таможней в стране происходят и вовсе интересные вещи. Еще в апреле парламентская фракция «Самопомощь» предлагала Кабмину передать украинскую таможню в управление «импортной» таможенной службе. Мне неизвестно, что хотел озвучивший это предложение лидер фракции Олег Березюк, но в результате получилось следующее.

17–18 июля по новостным лентам прошли сообщения, что американская таможня возьмет под контроль Киев и Одессу, а закарпатскую решено передать в управление международной девелоперской компании «Crown Agents» Ltd (Саттон, Великобритания). В отношении Киева и Одессы это форменное преувеличение, поскольку заявлено только о двухмесячной работе американских таможенников, как заявил глава фискальной службы Украины Роман Насиров, в порядке «обмена опытом». Хотя «нет ничего более постоянного, чем временные меры».

С «Crown Agents» интереснее. Опыта таможенного управления у компании немного – только реформирование таможенной системы Анголы. Нигде в Европе, судя по данным сайта компании, работы она не ведет. Из успешных проектов – преобразование центральных медицинских магазинов в Замбии и внедрение налога на добавленную стоимость в Лесото.

Зато на сайте Всемирного Банка Economic Policy and Debt, в разделе «Управление долгом в контексте финансового кризиса», присутствует ссылка на бюллетень «Crown Agents» под названием «Managing Debt». Из содержания бюллетеня следует, что именно эта деятельность – одна из основных у «Агентов». «Управление долгом» в самой короткой дефиниции – это «обеспечение возможностей его возврата».

Наиболее естественная форма обеспечения возврата долга – это использование активов должника. Граница, то есть таможенные сборы, является одним из самых высоколиквидных видов государственных активов. Не есть ли возможная уступка закарпатской таможни в управление свидетельством того, что начался процесс передачи государственной собственности в обеспечение кредитов, общий объем которых на 01.01.2015 оставил 125 967 миллионов долларов (по данным Нацбанка).

То, что предлагается в Закарпатье, совсем не инновация. А, возможно, скоро станет традицией, поскольку при возникновении одинаковых задач применяются сходные решения. А именно такое решение принято в отношении Греции, лидера которой все-таки додавили европейские кредиторы. Напомню: после 15-часового саммита лидеров стран ЕС, который проходил 13 июля, Алексис Ципрас согласился на передачу государственных активов Греции на сумму 50 миллиардов евро под управление трастового фонда, возглавляемого европейскими экспертами. Эти активы, по словам председателя Еврогруппы Йеруна Дейсселблума, будут поэтапно, в течение нескольких лет, проданы. Деньги в первую очередь пойдут на рекапитализацию банков (50%), а остаток пополам: на снижение долга страны и правительству, для реинвестирования в греческую экономику.

Совсем несложно подсчитать, что с точки зрения реального сектора греческой экономики ее «кровные» активы продаются за четверть цены. По мнению агентства Reuters, это решение фактически превращает Грецию в «протекторат Германии». Во что превратит Украину намерение передать государственные активы во внешнее управление, если это, конечно, произойдёт, - покажет время. А если отвлечься от эмоций и аналогий, напрашивается вывод: время разбрасывать камни в Украине, с точки зрения ее евро-американских партнеров, проходит, настало время их собирать. Исторической точкой отсчета начала этого процесса является «призыв на губернаторство» Геннадия Москаля, зеркально отразивший новый этап. Что-то будет?


|