Греческий фактор и Украина

Экономический рост в кредит невозможен

16.07.2015 в 11:39, просмотров: 20467

Греки показали класс. Набрав у Объединенной Европы в кредит 312,7 млрд евро, они отказались выполнять требования кредиторов, направленные на обеспечение возврата долга. На специально организованном референдуме они просто сказали «нет» этим требованиям.

Греческий фактор и Украина

Отказались хотя и не совсем единогласно, но убедительно. Незадолго до референдума местные «прогностики» оценивали его будущие результаты как победу противников возврата долгов с совсем небольшим (4–8%) перевесом. На самом деле таких оказалось в 1,5 раза больше, чем желающих затянуть пояса ради удовлетворения требований Европы (61,31% против 38,69%).

Очень трудно давать этическую оценку произошедшему. С одной стороны, европейских лидеров можно понять: они хотят получить обратно свои деньги, особенно те 53 миллиарда, которые Афины задолжали правительствам стран Еврозоны – от Германии до Эстонии. А европейским лидерам еще и на выборы идти, а там оппозиция и активный электорат не преминут спросить о «кровных» миллиардах, которые были розданы «этим греческим бездельникам». Для этого, возможно, и был создан миф «о ленивых греках, проевших кредиты». Хотя если заглянуть в статистику, то, оказывается, что ВВП на душу населения в Греции, хотя и валится, но еще недавно был 42-м в мире ($30 200) и всего лишь на 9% меньше, чем средний ВВП по Евросоюзу ($32 900). И значительно выше, чем в Венгрии, Чехии или политически смелой и активной Прибалтике.

А что до лени, то Германия, видимо, забыла, как летом 2003-го тогдашний министр труда и экономики социал-демократ Вольфганг Клемент назвал немцев самыми большими бездельниками в мире и скромно предложил отменить хотя бы один общенациональный праздник. Министр привел сравнительную статистику продолжительности рабочей недели, отпусков и количества праздников – и здесь немцы оказались мировыми лидерами, конкурировать с которыми могли лишь французы.

Но необходимо понять и Элладу. Греки прекрасно понимают, что 179 из 312 миллиардов долга (доли Евроцентробанка, Еврокомиссии и Международного валютного фонда) пошли совсем не на пользу греческим экономике и социуму. Им досталось около 10%, остальное - перекредитация для выплаты раннее взятых ссуд, во имя защиты интересов и балансов, в первую очередь тех же европейских банков.

Кроме того греки, чья история денежного обращения на добрых полтысячелетия старше и весомее европейской, опытом предыдущих поколений осознают, что долговые отношения – это «танец вдвоем»: в них на риск идут и кредитор, и заемщик. Поэтому расплачиваться своей страной за игры коррупционеров, что из Афин, что из Берлина, что из Брюсселя, 61% греческих граждан не желают. Именно «своей страной», потому что продажа островов, портов, шоссе и иного давно уже имеет место быть.

Но давать оценки – это дело будущего, сейчас же вопрос в ином: какие возможны сценарии ближайшего будущего, причем не для Греции, а для Европы. С греками примерно все понятно. Дефолт (невозможность выполнения заемщиком условий кредитного договора) уже произошел, и вопрос только в том, пойдет ли Европа на изменение собственных правил ради удержания Эллады в «зоне евро».

Обе стороны не стремятся к окончательному разводу: уже на следующий день после референдума Франсуа Олланд и Ангела Меркель помчались на внеплановое рандеву, чтобы вчерне определить то, что на следующий день должен был решить саммит финансовых министров ЕС. Греческий премьер Ципрас тоже сделал жест доброй воли, отправив в отставку своего министра финансов Вуруфакиса, чьи идеи, лысая голова и вечно небрежно расстегнутая рубашка доводили до бешенства респектабельных европейских министров в галстуках и бабочках.

Если до 20 июля Греция не сможет погасить платёж по кредиту Европейского Центробанка, то по правилам «Европейского стабилизационного механизма» (такой тоже есть), право Евросоюза потребовать возврата капиталов приобретёт обязательный характер. По мнению, например, профессора Эгейского университета Иоанниса Цамургелиса, это приведет к тому, что национальный долг Греции превысит 0,5 триллиона евро. Что будет дальше, понятно: падение евровалюты - снижение суверенных долговых рейтингов всех государств ЕС - массовой сброс их долговых обязательств - «проседание» европейских и мировых фондовых бирж – системный кризис. Как считает Эрик Нильсен, эксперт UniCredit, для Греции это более чем вероятный «хаос с политическими последствиями». Хотя они сами виноваты.

Когда дело касается денег, европейцы совсем не так политкорректны, как в случае, например, с ЛГБТ. Еще в 2008 году они ввели в практику политических разговоров достаточно уничижительную аббревиатуру PIGS - в отношении стран с высоким уровнем государственного долга. Вроде бы просто: Португалия (P), Италия (I), Греция (G) и Испания (S), а звучит как «свиньи». Ну ладно, не «свиньи», по экономическому весу в Евросоюзе эти страны не столь велики, но – «поросята».

Государственный долг Португалии – 224,5 миллиарда евро (128,7% от ВВП), Италии – 2194,5 млрд (132,1%), Испании - 1,046 млрд (97,7%) (данные декабря 2014 года). Но внешний долг Германии составляет 159% от ВВП, Франции - 236%, Бельгии – 338%, Великобритании – 396% , Швейцарии – 417%, а Люксембурга – 36 000% (данные The Wоrld Faсtbook, ЦРУ, США).

«Так что же, - могут сказать сейчас большинство греков, - мы свиньи, а немцы с французами, что, д’Артаньяны?» И к ним с удовольствием присоединятся и на Пиринеях, и на Апеннинах.

Отказ от выплаты долгов уже давно вызывающему раздражение брюссельскому чиновничеству – блестящий популистский ход, рассчитанный на мгновенную поддержку значительной части электората. Экономия на обслуживании более чем двух триллионов долгов (что для Италии, что для Испании) – это просто мечта для любого премьер-министра. Поэтому не будет особой смелостью утверждать, что «греческий сценарий» - это будущее Испании и Италии.

Но «восстание поросят» - это еще не все. Не менее серьезные последствия для Европы может иметь бунт «грандов», как порой там называют страны-учредительницы Евросоюза (Бельгия, Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды и Франция). Судьба «грандов» сложилась по-разному: Италия стала «поросенком», а Франция и Германия – «локомотивами» этой создаваемой империи. 209 из 440 миллиардов евро в главную копилку Евросоюза - Европейский фонд финансовой стабильности – внесены именно этими двумя странами. В структуре греческого долга 54,6 млрд немецких и 42,4 млрд французских евро. Естественно, что греческое «нет» на референдуме немцам и французам не понравится. Кроме, разве что, некоторых местных политиков.

Иными словами, если «восстание поросят» будет происходить под лозунгом «Денег не вернем!», то «бунт грандов» напишет на своих знаменах «Денег больше не дадим!». И то, и другое – прямой путь к распаду еврозоны, а в перспективе – и Евросоюза.

Просмотр европейских телеканалов последних дней показывает, насколько ничтожное место в политике Старого Света занимает наша страна. И вряд ли в ближайшее время что-то изменится – Греция важнее и сложнее. Привычную для Украины «антитеррористическую операцию» против колыбели и европейской демократии (Афины) и европейского тоталитаризма (Спарта), и даже европейской «общей валюты» (Кизик) не проведешь. Хотя трансформировать «хаос с политическими последствиями» в гражданское противостояние, вплоть до гражданской войны, не так уж и сложно. Но, судя по политическим комментариям, войны не будет, а будут малые кредиты для предотвращения гуманитарной катастрофы.

Если же силового варианта не произойдет и Греция начнет «с чистого листа», пусть даже и не в еврозоне, то следует ожидать быстрого роста влияния в балканском регионе России и Турции. Потому что «Турецкий поток» с большим газовым хабом на греко-турецкой границе – это просто подарок Афинам от северо-восточных «варваров» из Москвы и Анкары.

Рост значения России на Балканах Соединенные Штаты неизбежно попытаются купировать и компенсировать в другом месте. Купировать проще всего эскалацией украинского конфликта с возможным распространением его на черноморскую акваторию - в конфликтном море никто трубопроводов тянуть не будет.

Компенсировать – через усиление присутствия на северо-востоке Евросоюза, в находящихся под их полным контролем странах Прибалтики и Польше. А для этого необходимо постоянное напряжение на территории Украины, как оправдание развертывания там новых «сил быстрого реагирования» и формирования проекта «Междуморья» - санитарного антироссийского кордона из восточноевропейских сателлитов США, плюс Украина и Молдова. Россия в этой ситуации может противодействовать путем дополнительной поддержки восточно-европейских «евроскептиков» - чеха Милоша Земана, венгра Виктора Орбана и ряда лояльных к России политиков меньшего уровня.

В любом случае вывод первый: греческий кризис приведёт к эскалации силового напряжения в Украине.

Украина планирует наполнять свой бюджет и восстанавливать золотовалютные резервы за счет широкого привлечения кредитов. Об этом постоянно говорит министр финансов Наталья Яресько. Греческий кризис показал, что это невозможно. Недавно в статье «Пять греческих уроков для Европы» франко-марокканский экономист Эли Коэн кратко сформулировал этот постулат: «Экономический рост в кредит невозможен». Потому что «страна должна быть в состоянии профинансировать собственный импорт с помощью экспорта, либо в противном случае пользоваться достаточно высоким доверием, чтобы восполнить нехватку на финансовых рынках».

Ни первой, ни второй возможности у нашей страны нет.

Отсюда вывод второй: в условиях принятой политической доктрины экономический рост Украины практически невозможен.

Европа уже потеряла в Греции десятки миллиардов евро. Если произойдет вполне возможное «восстание поросят», то под угрозой окажутся почти 5 триллионов итало-испанского долга. При любом исходе греческого кризиса, силовом или мирном, можно с уверенностью предположить, что европейцы будут менять кредитную практику. Даже если евроскептики потерпят крах на своих национальных выборах.

Следовательно, напрашивается третий вывод: на европейские деньги Украине рассчитывать не стоит.

И последнее. В случае любой степени актуализации греческого кризиса наша страна приобретает дополнительную ценность для американской европолитики. Но следует отчетливо понимать: развитие украинской экономики США абсолютно не интересно. Об этом свидетельствует и уход западных газодобытчиков с украинских площадок сжиженного газа, и общий тренд украинского инвестиционного рынка. Еще в апреле этого года министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичюс заявлял, что «бизнес в США осторожно верит, что худшее для Украины позади, и есть обнадеживающие инициативы со стороны правительства, чтобы улучшить условия для ведения бизнеса в нашей стране». Но прошло почти три месяца, а инвестиций до сих пор нет. Американская помощь, как сейчас, так и в будущем, будет носить милитарный характер, только теперь уже летальный.

Вывод: американские деньги появятся, но украинской экономике от этого легче не станет.

…А Греция победит. Не впервой ей вставать против империй. В 490 году до н.э. войска персидских Ахеменидов вторглись в Балканскую Грецию. Но уже с 479 года все боевые действия велись на территории Персидской Империи. А в 330 году до н.э. афинская красавица и гетера Таис так «завела» своими танцами греко-македонских воинов, что они «на посошок» своего симпозиона (пирушки) вообще сожгли столицу персов, Персеполь.


|