Кто хочет разморозить приднестровский конфликт?

На южной границе Украины назревает проблема

04.06.2015 в 14:10, просмотров: 2259

В медиапространстве современной Украины попытка объяснить, а уж тем более оценить происхождение, символику и значение праздников еще недавнего прошлого понемногу становится опасной банальностью. «Банальностью» — потому что все объяснения уже упрощены до предела, до коровьей жвачки. «Опасной» — потому что не дай Бог попасть в стойло «с не той жвачкой».

Кто хочет разморозить приднестровский конфликт?
На границе с Приднестровьем пока без перемен…

В форумах или комментариях еще ничего – просто обматерят, вспомнив сексуальные пристрастия твоих предков до пятого колена. В чистом поле, на площади могут и рукоприкладство применить, вплоть до летального исхода. Погибшие в Украине с 20.11.2013 г. по 16.04.2015 г. 15 журналистов – тому доказательство. А из тиши силовых кабинетов (ныне это тоже медиапространство) – могут и за решетку отправить: закон нынче такой. Или то, что называется законом.

Поэтому о майских праздниках – ни слова! Но ведь традиция майских подарков осталась? А раз так, подарок населению Украины в этом году, боюсь, припасён...

Последствия парада

Парад Победы в Москве был грандиозен и оптимистичен. Монументальность продолжится, поскольку 3 сентября, на праздновании капитуляции Японии и действительного окончания Второй мировой войны, в Пекине, похоже, будет предложено еще более грандиозное зрелище.

Все стороны казались довольными. Китай показал, «кто тут главный», прислав делегацию высшего уровня представительства, с одной стороны, но, с другой – демонстративно проигнорировал парад на каналах государственного ТВ. Запад показал своим игнором, что «порядочные и цивилизованные люди» к этим кровожадным варварам не ездят. А русские игнор «порядочных и цивилизованных» имели в виду: на престижное место, за своей спиной, слева (доверие, однако), Путин посадил трех «белых беретов»: ветеранов арктических конвоев Эрни Кеннеди, Джеффа Шелтона и Дэвида Крейга. И общался с ними с почтением, какого вряд ли мог ожидать любой английский премьер-министр в подобных обстоятельствах. В результате почтенные и действительно заслуженные ветераны не остались в долгу. «Россияне отнеслись к нам гораздо лучше, чем собственное правительство, члены которого ведут себя, как избалованные дети. Господину Кэмерону следовало бы приехать сюда, и его отказ меня очень раздражает», – высказал свое возмущение Дэвид Крейг.

Но главное, что возникли некоторые надежды на урегулирование евро-американо-российского конфликта на украинской почве. Парадные мероприятия на самом деле стали «саммитом высшего уровня»: 8 мая в центре событий был контакт Путина с Пан Ги Муном, 9-го – с Си Цзиньпином, 10-го – с Меркель. В этой мозаике не хватало только Америки, и она появилась, выдержав дипломатическую паузу длиной в сутки.

Встреча российского президента и американского госсекретаря вызвала бурю комментариев экспертов в самом широком диапазоне профессиональных экспертных фантазий: от предположения, что Керри приехал «снимать Путина с работы», до версии о капитуляции США в украинском вопросе.

Причем вторая версия – не шутка. Она настолько популярна в США, что, спустя без малого две недели, 25 мая, авторитетнейшая Financial Times разместила статью-оправдание под заголовком «США могут говорить с Владимиром Путиным и оставаться устойчивыми в Украине», в которой убеждала читателя, что Запад «должен поддерживать здравую позицию над попытками г-на Путина дестабилизировать Украину». А убеждают, как известно, только сомневающихся…

Настало время действовать

Итоги переговоров знают, пожалуй, считаные люди на планете, и я к ним не отношусь. Как, впрочем, и все остальные, публично пишущие на эту тему. Остается ловить дозированные «сливы информации» и включать логику. Сливы показывают, что основное время из четырёхчасовой беседы Путина и Керри было уделено проблеме Ирана и только где-то по 10% – Украине и Сирии. Оно и понятно: Иран, Сауды, ормузский трафик и прочее – это такой клубок, такая нефть и такое количество денег, что Украине с её умирающей «трубой» делать там нечего. И вторая информация, которая может вызывать доверие – это итоговое решение встречи: «Большой войны не будет». А что бывает, когда нет «большой войны»? Правильно, маленькие войны.

Из Сочи Керри отправился в турецкую Анталью – на саммит министров иностранных дел стран – членов НАТО. Там он выступил с относительно миролюбивой речью, которая, как выразились Стюарт Уильямс и Джо Бидль из «Франс-Пресс», даже позволила усмотреть «возможный признак осторожной оттепели между двумя сторонами». И практически сразу уехал на конференцию по проблемам стран Персидского залива, которые сейчас напрягают США гораздо больше, чем находящаяся под их полным контролем территория между Днестром и Северским Донцом. Тем более что очередное заверение в преданности он получил. Как заявил Павел Климкин, министр иностранных дел Украины, сразу после встречи с Керри «я полностью, на 100% уверен, что США будут следовать своим стратегическим интересам и целям, и это поддержит независимую Украину».

После отъезда американского госсекретаря слово перешло к генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу с его заявлением, которое на фоне последующих событий звучит достаточно двусмысленно. Генсек в дежурном порядке и в довольно агрессивной форме предостерег Россию, потребовав немедленно прекратить поддержку сепаратистов, отозвать тяжелое вооружение из зоны конфликта и выразил сомнения относительно искренности Москвы. Сказано это было, конечно, в контексте исполнения минских соглашений. Но действия понеслись. И совсем в другом направлении.

Искренне восхищаюсь искусством западных политиков создавать домашние заготовки и «откладывать их в задний карман» для использования в будущем. Еще 17 марта Президент Украины Пётр Порошенко заявил, что намерен «разморозить приднестровский конфликт». Свою цель он обозначил так: «способствовать размораживанию этого конфликта и помочь суверенной Молдавии восстановить свою территориальную целостность и реинтегрировать Приднестровский регион в Молдову».

Заявил наш президент это во время брифинга по итогам переговоров с румынским президентом Клаусом Вернером Йоханнисом – первой встречи за семь лет, после того как румыны, еще при Ющенко, отжали знатный кусок украинской акватории в районе дунайской дельты. Экспертное сообщество, в том числе и российское, отреагировало на заявление Порошенко вяло, обозначив его как «нелепую сенсацию». Но, как оказалось, это была не нелепость, а заготовка.

Йоханнис, этнический немец и сторонник США, в настоящее время, похоже, от имени НАТО «присматривает» за постсоветским пространством, поскольку малоконтролируемым чеху Земану и венгру Орбану такое доверить нельзя, а у поляков – выборы. Да и румынская дипломатическая школа, как показывает история, на голову выше остальных в Восточной Европе (а может, и во всём Старом Свете). Поэтому выбор именно румынского лидера для модерирования новой эскалации насилия в Восточной Европе не удивляет: Клаус Йоханнис выполняет свою предназначенную лидерскую и историческую задачу, и имеет шанс ее выполнить. Тем более что у него есть и определенное моральное оправдание: русские начали первыми.

Ведают ли они, что творят?

Трудно понять, зачем 15 мая Россия опубликовала правительственное постановление (№468) о запрете транзита (через аэродром в Ульяновске) через российскую территорию вооружения и военного имущества для Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF). Особого ущерба закрытие «Северного маршрута» американцам не нанесет, поскольку у НАТО остается южный, пакистанский транзит. Правда, следует учесть, что 1 января 2015 года миссия ISAF в Афганистане завершена, и формально РФ имела полное право прекратить деятельность «афганского транзита». Что, кстати, приветствуется российскими мусульманами, играющими все большую роль в общественной жизни страны.

А шесть дней спустя «выстрелила» мартовская заготовка по Приднестровью. 21 мая Верховная Рада денонсировала пять соглашений между правительством Украины и правительством Российской Федерации в военной сфере. В том числе – о транзите через территорию Украины воинских формирований РФ, временно находящихся на территории Республики Молдова. Иными словами, российский контингент в Приднестровье блокирован, отрезан от возможности и ротации, и снабжения.

История приднестровского конфликта и перспектива его разрешения были предметом сотен джентльменских дискуссий, пересказывать которые нет смысла. Да и жизнь показывает: в подобных спорах всегда выигрывает не тот джентльмен, который прав, а тот, который лучше вооружен или быстрее стреляет.

Москву, судя по реакции первых дней, демарш Порошенко застал врасплох. Но надо отдавать себе отчет: русские никогда по доброй воле не уйдут из Приднестровья. Во-первых, потому, что это фактически анклав России, выдвинутый вглубь уже (опять-таки, надо смотреть правде в глаза) занятой противником территории. Во-вторых, у кого-то есть сомнения, что на следующий день после добровольного ухода из Тирасполя от Кремля не потребуют убраться уже из юридического анклава – Калининграда? Поэтому Москва вынуждена будет принять вызов.

Это может означать войну

Причем с совершенно неясным исходом. Вооруженные силы ПМР (4 бригады, 4 батальона спецназа, 2 танковые роты) справятся с ВС Молдовы (3 бригады, 1 батальон спецназа, танков нет), но не имеют шансов против объединённых сил Кишинева и Киева. Объединенные силы, как показывает жизнь, завязнут, если будет поднят приднестровский резерв (около 70 000 бойцов). Резерв не имеет шансов против регулярных румынских войск, «заточенных» на восток: 33 армейских батальона и батальон спецназа с ласковым названием «Влад Цепеш» (это тот самый, который Дракула). Румынское участие неизбежно приведет к столкновению военных НАТО с российскими частями, дислоцированными в ПМР как миротворцы и хранители имущества (в общей сложности это 3 батальона, 1500 человек, контролирующих самый большой восточноевропейский армейский склад в селе Колбасна: не менее 19 000 тонн боеприпасов, как будто созданных для использования приднестровским резервом).

Это не сценарий комедии абсурда! Это уже происходит! Молдавия задерживает и депортирует российских военных, направляемых в ПМР для ротации. Украина расположила под Одессой дивизион С-300. В Черное море вошел американский эсминец «Росс», а это 54 ракеты «Томагавк»: по словам командира корабля Теда Горманна, «для поддержки союзников по НАТО и партнеров по Европе». Россияне проводят ротные учения в районе складов Колбасны (150-километровый марш и условный бой с условным противником). В Москве разрабатывается проект воздушного коридора, разрушить который Украина надеется своими С-300. РФ приводит в боевую готовность группировку авиации (100 самолетов) и войска противовоздушной обороны Центрального военного округа.

И что характерно: интересы всех сторон в таком конфликте – от ПМР до США – определяются достаточно просто. Всех, кроме Украины. Для нее – только проблемы. Военные действия будут проходить на ее территории, вблизи города-миллионника Одессы и гарантированно втянут в свою орбиту территории украинской Бессарабии и молдавской Гагаузии.

Ради чего? И чем в таком случае является украинская армия, которая может быть использована для «размораживания конфликта в Приднестровье»?

Недавно корреспондент Rzeczpospolita Ежи Сурдыковский так охарактеризовал армию своей страны в системе НАТО: «Польская армия играет роль экспедиционного корпуса для поддержки наших союзников в их колониальных войнах». При этом следует учесть, что поляки сами в бой не лезут: заявление о том, что Польша «не пустит своих солдат на войну в Украину» было едва ли не первой политической декларацией новоизбранного президента Польши Анджея Дуды.

А вот для украинской армии оценка Сурдыковского, видимо, неприменима. Всё гораздо хуже. Если конфликт в Приднестровье произойдет, то она выступит в роли туземных войск, нанимаемых на территории этих самых колоний.


|