100 дней без прорыва

Некоторые итоги работы новой украинской власти

19.03.2015 в 14:11, просмотров: 1289

Верховная Рада восьмого созыва и сформированное ею правительство практически синхронно отметили 100 дней своей работы. Для пафосного празднования фактов не хватило, но подвести некоторые итоги работы новой власти можно.

100 дней без прорыва
По количеству пиар-баталий Верховная Рада 8-го созыва побила все рекорды

Переговоры победителей парламентской гонки поздней осени 2014 года, по большому счету, стали первым примером формирования коалиции за несколько лет. Умение договариваться никогда не было сильной стороной украинских политиков. Процесс создания коалиции оказался не самым простым и успешно подтвердил тезис о том, что власть портит людей. Уже на предварительном этапе произошло расслоение на «партии Майдана» и остальных присутствующих под куполом Верховной Рады. «Народный фронт» и Блок Петра Порошенко показали, что готовы мириться в качестве партнеров с партиями, показавшими менее впечатляющие результаты по итогам выборов, но заведомо отказали в сотрудничестве «Оппозиционному блоку».

В режиме мирного времени

Оперативное избрание председателя парламента 8-го созыва обусловлено… первым местом «Народного фронта» на парламентских выборах в партийном зачете. Было очевидно, что партия Яценюка никому не отдаст премьерский портфель своего вождя, поэтому спикерский пост сыграл роль компенсации для одного из лидеров БПП, пользующегося личным доверием президента. Владимир Гройсман на своем месте профессионально растет, возможно, не так быстро, как хотелось бы. Его заместители – Андрей Парубий и Оксана Сыроид – не самые искушенные политики, но весьма активные и готовые подставить плечо.

Одна из особенностей нынешней Верховной Рады – неспешность действий. Хотя Гройсман утверждает, что КПД у восьмого созыва выше по сравнению с предыдущими, в повседневной жизни это практически не ощущается. В начале созыва слуги народа откровенно бездельничали, да и после формирования профильных комитетов особо не перенапрягаются. К сожалению, зачастую схема работы коалиции примитивна и неэффективна. Администрация Порошенко или правительство в последний момент вбрасывают крайней важный законопроект или пакет инициатив, внутри коалиции проходят отчаянные торги, после чего проходит голосование, раз за разом ставящее под сомнение не только формат коалиции конституционного большинства, но и вообще наличие устойчивого большинства, готового принимать непопулярные решения.

Хотя из-за оккупации Крыма и боевых действий в Донбассе мажоритарщиков в 8-м созыве меньше, чем списочников, они играют заметную роль в своих фракциях. Дело в том, что потратившие немалые суммы на свое избрание (далеко не все шли на выборы с партийным брендом и личным обаянием) депутаты откровенно пытаются «отбить затраты» и далеко не всегда голосуют за необходимые решения. Применять к ним требования партийной дисциплины не всегда получается.

За 100 дней работы парламента поименные списки членов коалиции «Европейская Украина» так и не были обнародованы, что выглядит несколько странным, учитывая пристрастие украинских политиков к вывешиванию разнообразных документов в Интернете. Так и не обеспечен режим персонального голосования, исключающий кнопкодавство. Внутри коалиции то и дело вспыхивают противоречия между крупными фракциями и проявляется «особое мнение» тех, у кого численности хватает лишь для демонстрации амбиций. Некоторые парламентарии, похоже, не читали коалиционное соглашение, в котором черным по белому написано, что выход фракции не является основанием для роспуска коалиции.

Принятие бюджета-2015 и коррекцию пенсионного законодательства по требованию МВФ вряд ли можно занести в актив Верховной Раде. Но парламентарии приняли ряд важных решений – создали условия для запуска Национального антикоррупционного бюро, отменили внеблоковый статус Украины и начали процедуру отмены депутатской и сокращения судейской неприкосновенности. Однако главного – системности в работе – пока продемонстрировать не могут. Владимир Гройсман настаивает на необходимости утверждения плана законотворческого обеспечения реформ, словно напоминая: парламент в нынешнем властном формате обязан стать модератором преобразований в стране.

Кабмин надежды нашей

Правительство Арсения Яценюка стало предметом компромиссов, хотя фракция «Самопомощь», к примеру, по сути, самоустранилась от его формирования, а вице-премьер от Радикальной партии Ляшко Валерий Вощевский практически не был заметен на протяжении 100 дней работы правительства. Больше всего министров выдвинул Блок Петра Порошенко, зато «фронтовики» занимают ключевые должности – не только премьерскую, но и министров юстиции, внутренних дел, Кабинета министров.

К тому же в этом министерском призыве есть сразу две категории неофитов. Одна – бывшие иностранцы, не только поставившие на кон свою репутацию, но и уверенные в способности справиться с украинской бюрократией. Об эффективности министра финансов Натальи Яресько свидетельствует не только выделение кредита МВФ, но и слухи, сватающие министра финансов на пост главы правительства. Сама Яресько их опровергает. Министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус и вовсе намерен ликвидировать к концу года свое министерство как таковое, демонстрируя эффективность дерегуляции. «Главврач страны» Александр Квиташвили намерен побороть коррупцию в сфере закупки лекарств и провести реформу здравоохранения, отказавшись от системы Семашко.

Вторая категория – выходцы из большого бизнеса, оказавшиеся в правительстве. Это и министр топлива и энергетики Владимир Демчишин, и новый шеф Министерства инфраструктуры Андрей Пивоварский, и главный аграрий Алексей Павленко. В энергетике пока далеко не всё гладко, чему свидетельством – кризис с производством электроэнергии и «пожарный» контракт с Россией, из-за которых Демчишину нередко достается на орехи от премьера. Попытки реформировать транспортную отрасль наталкиваются на упорное сопротивление заинтересованных в сохранении статус-кво участников рынка. Что касается агропромышленного комплекса, то у него есть все основания претендовать на статус локомотива национальной экономики. Отмечу и бизнес-призыв на пост заместителей министров, и активное участие волонтеров в интендантской работе главного оборонного ведомства.

Нынешнему составу правительства довелось сделать то, от чего предшественники шарахались как черт от ладана – начать процедуру повышения тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Украине жизненно необходимы не только субсидии для миллионов граждан, кошельки которых могут опустошить новые платежки, но и обеспечить прозрачность функционирования «Нефтегаза Украины». Без обеспечения открытости в энергетической сфере, запуска реальных процедур энергосбережения реформы в нашей стране не будут эффективными. И одним только увеличением реверсных поставок энергоресурсов из Европейского Союза для решения существующих проблем не обойтись.

Отмечу, что правительство замахнулось и на интересы олигархов, повышая стоимость использования недр и другие платежи, чувствительные для крупнейших ФПГ. Правда, куда актуальнее сегодня выглядит амнистия капитала, возвращение из офшоров миллиардных сумм и недопущение вывода из страны средств. Расходы на оборону в размере 5,2% от ВВП или порядка 90 миллиардов гривен – не только рекордные и необходимые в нынешних условиях, но и сумма, которая не будет работать в интересах мирной экономики.

Наверное, из-за того, что Арсений Яценюк сохраняет премьерский портфель уже больше года, в отчете о 100 днях работы Кабмина вошли подписание Соглашения об ассоциации с ЕС и обращение в Стокгольмский арбитраж по поводу газовых контрактов с Россией, подписанных еще в 2009 году. Однако это успехи предыдущего состава правительства. Очевидно, Кабинету министров необходимо тщательнее подходить к вопросу коммуникации с согражданами, которые далеко не всегда являются управляемыми потребителями информационной жвачки.

Из наиболее заметных успехов правительства необходимо отметить реформу патрульной службы, которую запускают в Киеве, и продажу лицензий на связь в формате 3G – Украина была последней европейской страной, в которой мобильный Интернет не мог работать в адекватном требованиям времени темпе. В целом для получения первых результатов реформ нужно больше чем 100 дней, и задача правительственных служб коммуникации – пояснять эту ситуацию гражданам терпеливо и аргументированно.

Без права на ошибку

В недавнем телевизионном интервью Петр Порошенко признал, что реальные преобразования в стране начались с формированием новой Верховной Рады. Глава государства остается ключевым политическим игроком, на которого равняются многие парламентарии и с которым считаются министры. Поэтому сегодня ключевая задача власти в целом – обеспечить функционирование коалиции ответственности, способной давать конкретный результат.

Выделение кредита МВФ размером в 17,5 миллиарда долларов, к которому может добавиться соизмеримая сумма от других международных финансовых институций – это не индульгенция, а аванс мирового сообщества, не заинтересованного в дезинтеграции нашей страны. «Большие дяди и тети» из Брюсселя и Вашингтона будут и дальше подталкивать украинскую власть по пути реформ. Неслучайно еще во время переговоров о выделении кредита начались разговоры о переформатировании правительства и увольнении председателя правления Национального банка Валерии Гонтаревой. Напомню, что досрочно избранный парламент, каковым нынешний и является, год может проработать и без коалиции. Осознание этого факта подталкивает некоторые миноритарные фракции «Европейской Украины» к расшатыванию ситуации в Верховной Раде.

 

В сложившейся сегодня ситуации у правительства, парламента, президента нет иного выхода, как осуществлять непопулярные, но необходимые преобразования. Сегодня проведение реальных реформ – вопрос выживания Украины. Поэтому всем представителям власти без исключения необходимо резко поднять уровень собственного самопожертвования, приблизив его к военным на Донбассе и опекающим их волонтерам, чтобы рассчитывать на успех. Иного пути в нынешних условиях практически нет. 


|