Планета «расходится по окопам»

Прошёл месяц со дня голосования по «украинскому вопросу» на Генеральной Ассамблее ООН

06.05.2014 в 12:58, просмотров: 1629

Эмоции поутихли, первые его результаты уже понятны. Поэтому наступило время реальных оценок: что же произошло 27 марта 2014 года в Нью-Йорке?

Планета «расходится по окопам»

Наиболее распространённая оценка голосования в украинской прессе звучит примерно так: «произошло знаменательное событие, которое можно назвать дипломатической победой цивилизованных государств, поддерживающих международный правопорядок, над российским агрессором: делегаты Генеральной Ассамблеи ООН приняли резолюцию, подтверждающую территориальную целостность Украины и тем самым осуждающую аннексию Крыма Россией». Об абсолютной международной изоляции России заговорили многие: и президент США, и генсек НАТО, и канцлер Германии, и все, все, все…

Когда лукавят геополитические карты

А во Всемирной Паутине появились «карты голосования», где реденькие красные пятна стран, поддержавших действия России, тонут в зелёном массиве, которым обозначены страны, эти действия не поддержавшие.

Напомню «общий счёт» голосования по резолюции: «за» – 100 стран, «против» – 11, воздержались – 58, не голосовали – 24.

И это не «дружное осуждение России цивилизованными странами». Это скорее напоминает раскол планетарного согласия. Ведь при голосованиях резолюций 68-й сессии ООН, принятых без передачи в Главные комитеты, большинство таковых были приняты вообще «без голосования», то есть консенсусом. Даже по такому актуальному вопросу, как «Необходимость прекращения экономической, торговой и финансовой блокады, введённой Соединёнными Штатами Америки против Кубы» (A/RES/68/8 от 29 октября 2013), голосование было куда боле единодушным: «за» – 188, «против» – 2, «воздержалось» – 3. Администрация Обамы на эту резолюцию пока не отреагировала.

Возвращаясь к «украинской резолюции», следует ещё отметить, что из 100 стран, проголосовавших за её принятие, 37 стран ввели санкции против России. В этом списке США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Швейцария с Норвегией (европейские страны, не входящие в Евросоюз), 27 стран Евросоюза и два сателлита ЕС – Исландия, Черногория. Остальные страны голосовали «за», но без санкций. Кто из страха, кто из уважения, кто из-за безразличия.

В контексте Евросоюза особый интерес вызывает демарш Словении, которая проголосовала «против России», но санкций не ввела. Этот «бунт в песочнице» можно объяснить только обострением словено-хорватских противоречий, связанных с проблемой установления морских границ и географического положения исключительной морской зоны. Словения демонстративно взбрыкнула, но наказание, похоже, последовало незамедлительно: с начала апреля Хорватия, при благосклонном молчании Брюсселя, начала разведку углеводородов на спорной акватории.

В Евросоюзе особо не скрывают, что любая страна, присоединяющаяся к брюссельскому альянсу, ограничивает свой суверенитет в обмен на представительство в институтах Союза, призванных действовать в общих интересах. А это означает, что в голосовании Генассамблеи «жесткосанкционную» антироссийскую позицию заняли только семь полных носителей внешнеполитического суверенитета: США, Япония, Швейцария, Норвегия, Евросоюз, Канада, Австралия и Новая Зеландия. Последние три, кстати, являются членами Содружества Наций (до 1946 года – Британское Содружество Наций), исторически находящегося под традиционным влиянием английской Короны.

И эти семь «носителей» образуют три антироссийских геополитических центра – азиатско-тихоокеанский (Япония, Австралия, Новая Зеландия), североамериканский (США, Канада) и европейский.

А что может противопоставить Россия?

Ну в первую очередь – себя саму. Все прекрасно понимают, что санкции – это палка о двух концах, и оба конца – с боевыми наконечниками. Французский журналист Ксавье Моро (десантник и выпускник Сен-Сира, а значит, с геополитикой знаком) с краткостью почти таланта перечислил шесть возможных «беспощадных ответов» России, которые введут в ступор и американскую, и европейскую экономику:

- продажа долговых обязательств всех государств, которые ввели санкции;

- отказ от возврата любых кредитов, взятых российскими государством или предприятиями;

- конфискация западных активов;

- продажа западной валюты и замена её на азиатские валютные резервы;

- переориентация торговых потоков на Азию, «в частности Китай и Южную Корею, которые уже в курсе этой перспективы и которым такой разрыв будет крайне выгоден»;

- исключение доллара из своего коммерческого оборота.

Причём это далеко не полный перечень возможных «российских неожиданностей». К ним можно добавить отзыв российских заказов из Европы (только остановка производства «Мистралей» во Франции приведёт к сокращению 3000 рабочих мест), «форс-мажорное» прекращение поставок топлива в Европу и многое другое.

Но есть ещё кое-что. Достаточно взглянуть на «карту голосования», чтобы заметить: в Мезоамерике у Соединённых Штатов есть определённые проблемы, а у России – свой «красный» геополитический центр. Это проголосовавшие за российские интересы Куба, Никарагуа, Венесуэла и Боливия – такое себе «красное пятнышко» на подбрюшье «зелёной» Северной Америки. Но самые обширные абсцессы начинаются, как известно, именно с красного пятнышка.

Причём Куба в этом списке не основной козырь. Хотя восстановление российской военной базы в Лурдесе, о котором всё увереннее говорят в Москве, это уже серьёзно. В своё время эта база «прослушивала» всё западное полушарие.

Но гораздо серьёзнее Никарагуа, поддерживаемая антиамериканскими и газоносными (следовательно – богатыми) Венесуэлой и Боливией. Потому что Никарагуа – это проект Никарагуанского (Большого Межокеанского) канала (БМК), соединяющего Тихий и Атлантический океаны. Причём, как планируется, он не дополнит, а перехватит транспортные потоки Панамского канала, находящегося сейчас под безусловным стратегическим контролем США.

Этот мегапроект многими воспринимается иронически, но президент Никарагуа уверен, что уже во второй половине 2014 года он будет иметь технико-экономическое обоснование проекта. Во всяком случае, так он заявил послу Саудовской Аравии при вручении последним верительных грамот.

И Даниель Ортега имеет основания для оптимизма. Потому что в проекте БМК основной заинтересованной страной является китайский капитал. Вроде бы частный, но Ван Цзина, руководителя «HKND Group Holdings Limited», специального юридического лица – оператора проекта, охраняют государственные службы безопасности Китая.

А это означает, что в Мезоамерике пророссийские страны не только готовят глобальный логистический проект, но и заручились экономической поддержкой Пекина. А инвестиция 40–50 миллиардов долларов в проект БМК – согласитесь, это уже проект политический.

Жёлтая часть карты

А Китай – это одна из доминант того, что можно назвать ещё одним геополитическим центром. Если отбросить картографическое лукавство и раскрасить каждый результат голосования 27 марта 2014 года «своим цветом», то правильнее всего поступили на сайте российской компартии, раскрасив «воздержавшиеся» страны в жёлтый цвет. В китайский цвет…

Китай в «украинском кризисе» занял вполне имперскую позицию: внешнее соблюдение нейтралитета с внутренней помощью более слабой стороне конфликта. Формально позиция Китая постоянна: что для Обамы, что для Путина, что для Меркель: «Китай выступает за конструктивные усилия со стороны международного сообщества для понижения напряжённости и приветствует любые предложения, которые могут помочь найти политическое решение данной проблемы» (Си Цзиньпин, председатель КНР). Но трудно не заметить, что реально Пекин поддерживает Москву. Причём не только политически (одна угроза обвалить доллар чего стоит), но и экономически.

Так в апреле Государственный банк развития Китая (China Development Bank, не частный, а напрямую подчиняющийся Госсовету КНР) заявил, что готов выделить 5 миллиардов долларов на проекты по развитию Дальнего Востока. А в ноябре прошлого года был открыт мост через Амур «Нижнеленинское-Тунцзян», что разом увеличило товарооборот Россия – Китай на 20 миллионов тонн в год.

Кроме того, Китай вступил в эпоху «глобальных логистических проектов». О «броске в Америку» (Никарагуанском канале) уже сказано выше. А в Евразии Пекин без России обойтись просто не может.

Пример: большая часть грузов из Китая отправляется в Европу морем, через Индийский океан и Суэц. От Шанхая до Роттердама это 45—50 дней в условиях высокой степени метеорологических рисков.

Поезд «Новый Шёлковый путь»: Чунцин (Китай) – Достык (Казахстан) – Илецк (Россия) – Брест (Беларусь) – Малашевиче (Польша) – Дуйсбург (Германия). Время в пути – 16 суток по территории стабильных стран. Как говорится, почувствуйте разницу…

Кроме того, экономические контакты с Россией для Китая просто выгоднее политического противостояния. В торговом балансе этих стран экспорт Китаем в Россию машин и оборудования (товары с высокой нормой добавленной стоимости) составил 47,5% от общего объёма экспорта, в то время как импорт из России такой продукции равнялся всего 0,7%. В то же время половину российского экспорта в Китай составляет сырая нефть. От такого баланса трезвомыслящая страна не отказывается. Даже ради самых высоких демократических принципов!

Конечно, обострение российско-китайских отношений – это неизбежность в недалёком будущем. Ну, не смогут не войти в состояние противостояния российский проект Транс-Евразийский пояс Razvitie и китайский «Новый Шёлковый путь». Однако это будущее. А сейчас Китай является пусть и ситуативным, но уверенным союзником России как в евразийских экономических проектах, так и в геополитике.

Как, впрочем, и остальные крупные страны из числа «воздержавшихся» на голосовании 27 марта. В первую очередь это Бразилия, Индия и Южная Африка, составляющие (вместе с Россией и Китаем) группу БРИКС, которая начала оформляться уже и в институциональном контексте (хотя выделена была в 2001 году как виртуальная группа динамично развивающихся экономик). Более того, в условиях разделения мира на почве «украинского кризиса» особое внимание следует обратить на заявления представителей Индии.

Чинмая Гхарекхан, известный индийский дипломат и экс-заместитель Генсекретаря ООН, завершил свою недавнюю статью в The Indian Express многозначительной фразой: «Неприсоединение умерло. Да здравствует неприсоединение?». Фраза интересна тем, что провозглашает новый формат движения, которое 30 лет назад, в эпоху биполярного – советско-американского – мира имело особое значение в политике, провозглашая отказ от участия в военных блоках. «Движение неприсоединения» существует и сейчас, хотя оно и потеряло своё основное качество: признания, что естественные национальные предпочтения членов движения заключаются в том, чтобы не втягиваться в ссоры между другими народами.

Именно это качество Гхарекхан назвал «классическим неприсоединением», которое необходимо возродить. А возрождение движения требует лидера, и дипломат явно заявил претензию Индии на такое лидерство. Поэтому в украинском случае Индия заняла классическую позицию неприсоединения: «Мы в равной степени обрадовали или огорчили обе стороны: Россию, признавая её «законные интересы», и Америку, акцентируя принцип территориальной целостности и суверенитета».

Резюмирую. Голосование «украинской резолюции» на Генеральной Ассамблее ООН свидетельствует о создании нового формата многополярного мира. Уже сейчас можно заметить:

- образование трёх антироссийских центров силы (в Европе, Северной Америке и в Тихом океане);

- формирование антиамериканского центра в Центральной Америке, ориентированного на Россию и Китай;

- утверждение трансевразийской оси «Китай – Россия»;

- реставрацию классического формата «движения неприсоединения».

Ну что же, остаётся только гордиться Украиной. Она сумела так качественно «развести по окопам» планету, что «карибский кризис» и рядом не стоял. Хотя именно Украина и станет первой жертвой этого кризиса.


|