Ушла из жизни великая актриса — Валерия Заклунная

"Семья — единственное место, где я черпаю свои силы"

25 октября 2016 в 13:36, просмотров: 4438
Ушла из жизни великая актриса — Валерия Заклунная

В Театре им. Леси Украинки — горе. Ушла из жизни великая актриса, больше полувека блиставшая на его сцене, — Валерия Заклунная. Секрет актёрского обаяния этой невероятно красивой женщины, кроме удивительного таланта, заразительности, искренности, душевной отзывчивости и других редких актёрских качеств, состоял в цельности её натуры и глубоком личном достоинстве.

"…Две темы кажутся мне определяющими, ведущими,они проходят через всё творчество
В. Заклунной, присутствуют в той или иной мере во всех её ролях. Темы эти — счастливое ожидание любви и предощущение потери этого великого чувства. Их играть трудно, ими жить нелегко — необходимо иметь душу чуткую и тонкую, остро чувствующую и щедрую..."

Михаил Резникович

И в театре, и в кино она прожила долгую и, будем надеяться, счастливую жизнь… Её узнавали на улицах, ей дарили цветы, ей писали письма, объяснялись в любви. На ее спектаклях всегда были аншлаги. "Творческое и человеческое в ней было слито воедино, переплетено неразрывно. Это помогало жить на сцене мгновениями самого высокого духовного подъёма", — так тепло написали о Валерии Гаврииловне коллеги. Спасибо им за это. Нажить такой внутренний магнетизм, каким обладала Заклунная, по­моему, невозможно, с этим надо родиться. А у нее и в "Победительнице" А. Арбузова, и в "Молодых годах короля Людовика XIV" А. Дюма, и в "Истории одной страсти" Г. Джеймса, он всегда был. Я проверяла это на истории о страсти — с перерывом в 12 лет. Действует. Она такая же органичная и в последней своей роли — в спектакле А. Арбузова "В этом милом старом доме".

А миллионы кинозрителей любили Валерию Гаврииловну за роли в фильмах "Сибирячка", "Любовь земная", "Судьба", "До последней минуты", "Место встречи изменить нельзя" и уважали за сильный и прямой характер, без изъянов. Она была из тех, кто не менял свои убеждения с каждой сменой власти и не записывался задним числом ни в "диссиденты", ни в "апологеты".

О том, как она стала Валерией

"Я родилась в осаждённом Сталинграде 15 августа 1942 года. Родители познакомились на фронте, папа был лейтенантом, а мама — младшим лейтенантом медицинской службы. Мама до последнего скрывала свою беременность, вот и пришлось рожать меня в огромном бункере­-трубе, который содрогался от свинцового ливня и яростной канонады, — рассказывала Заклунная в одном из своих интервью. — И папа, который состоял связистом при Хрущёве — тот был тогда членом Военного совета Сталинградского фронта, попросил: "Никита Сергеевич, у меня родилась дочь. Мы, понятно, воюем и готовы к тому, что всякое с нами может случиться. А ребёнка жалко...". Хрущёв ответил: "Хорошо, считай меня крёстным. Отправим твоих в тыл".

Нам с мамой дали паёк и последним паромом привезли в Саратовскую область, в город с красивым названием Энгельс. Мама думала назвать дочку Светой или Леной. Но в ЗАГСе возмутились: "Как вам не стыдно! Разве не знаете? Сегодня Валерия Хомякова сбила два немецких самолета над Сталинградом!" И меня записали Валерией.

После освобождения города Сумы наша семья переехала жить туда. А в 1950 году папу перевели работать в Киев, и с этого времени мы живём здесь. Наверное, теперь можно сказать, что у меня мужской склад характера. Но это не только из-­за мальчишеского окружения, в котором я росла. Просто в жизни приходится столько всего делать самой: приготовить, купить, убрать, постирать, думать за кого­то, выстраивать роль. Это нелегкий труд. Я постоянно заставляю себя быть сильной женщиной, но в то же время знаю, что слабее и ранимее меня нет".

Лиха беда начало

В детстве Заклунная мечтала стать лётчицей или инженером. После окончания техникума работала техником­конструктором радиоуправляющих устройств на заводе и занималась в театральной студии при ДК МВД, которой руководила Любовь Григорьевна Шах. Именно она и настояла, чтобы талантливая девочка показалась комиссии из Школы­-студии МХАТ, которая приезжала в разные города страны отбирать потенциальных студентов. Вот что рассказывала об этом сама Валерия Гаврииловна:

— Утром узнаю, что высокая комиссия отобрала десять человек (меня в том числе), и нам нужно ехать в Москву — поступать. Вот тут перепугалась страшно: я никогда никуда одна не выбиралась, да и что на работе скажу? Любовь Григорьевна, не давая опомниться, командует: "Возьми отпуск!"

Пишу заявление, а дома ситуация аховая — мама уехала на курорт по профсоюзной путевке, папа в командировке, бабушке плохо с сердцем. Бегу в аптеку, покупаю для нее лекарство, отцу пишу записку: "Папа, я поехала от завода по деревням с концертами". Ну, брехать же что-­то надо было. В общем, села в поезд и укатила.

Поселилась в общежитии на Трифоновке. Экзамены сдала хорошо, но взяли меня в Школу-­студию условно, потому что я так "гакала" и "хакала" высоким "бессарабским" голоском, что Анна Николаевна Петрова, преподаватель сценической речи, сокрушалась: "Лера, тебя с твоим говором не переделаешь. Прямо как грузина". Я очень старалась и "переделалась".

"Мне повезло, первой моей ролью была Катя в "Хождениях по мукам". Никто из наших однокурсников не начинал с такой серьезной работы. Там, в Москве, везет лишь единицам. Остальные снимаются в клипах, на телевидении, лишь изредка "подыгрывая" в театре.

Остаться в Москве по окончании учебы я даже не думала, хотя возможность такая представлялась. Во-­первых, потому что была очень домашней, во-­вторых, меня ждал Юрий Сергеевич Лавров, который в то время руководил Русской драмой. Мне предлагали идти в Театр Станиславского, в Театр Пушкина, и после, когда я работала здесь, приглашал Гончаров. Захаров хотел сделать пару на сцене со мной и Олегом Янковским. Но, в отличие от москвичей, я не считаю Киев периферией. На сцене Русской драмы у меня была возможность играть много, играть то, что я хочу".

Театр — это место, где работают все органы чувств. Здесь ты слышишь, видишь, ощущаешь. Когда на сцену выходила Мария Стрелкова, все мужики сходили с ума. Это было нечто! Аллочка Ларионова была из породы таких женщин. Ей было за 60, когда за ней таскался целый хвост молодых ребят. Она говорила: "Ой, я не могу, почему они ко мне пристают". Вот когда такие притягательные люди выходят на сцену — театр случается.

Жизнь порой бывает круче сценария

"Однажды мне позвонила Евгения Андреевна Жигуленко — знаменитая лётчица, которая в 56 лет окончила режиссерский факультет ВГИКа и собиралась снимать фильм "В небе "Ночные ведьмы", про полк бомбардировщиц, в котором она служила вместе с Валерией Хомяковой (той самой, в честь которой назвали Заклунную. — Авт.). Мы поговорили, Евгения Андреевна прислала сценарий и книгу Поповой о "Ночных ведьмах". Открываю, и первое, что вижу — фото Валерии Хомяковой. Совпадение? Правда, сыграла я не Хомякову, а командира эскадрильи Евдокию Бершанскую (в фильме ее зовут Дуся Богуславская. — Авт.). Вот так причудливо закольцовываются судьбы людские, ни одному сценаристу не под силу придумать подобное", — рассказывала актриса.

"С ролью Глаши была забавная история. Мне позвонил Слава (Говорухин) и предложил сыграть главную роль в детективе. Я, конечно, согласилась. Он прислал сценарий. Я прочитала несколько раз и осталась в недоумении. Подумала, может, он решил переделать Жеглова или Шарапова в женщину. Прилетаю в Одессу на съемки, а он говорит — будешь играть Глашу. И так убедительно всё расписал, что это она заправляет всем в банде, что я согласилась.

"Ты ничего не понимаешь! — кричал Говорухин. — Кто банду создал? Ты. Кто руководит? Ты. Чего тебе ещё надо? Разве это не главная роль?!"

"До последней минуты…"

Валерия Заклунная впервые вышла замуж на 4-­м курсе. Но прожила с Гарри Бардиным всего месяц: она хотела вернуться в родной Киев, а муж предпочёл делать карьеру в Москве. И, кстати, стал известным аниматором. Как вспоминала Валерия Гаврииловна в интервью журналу "Коллекция. Караван историй", судьба практически сразу бросила её в объятия второго мужа — актёра Валерия Сивача. В спектакле "Дон Карлос" киевского Театра русской драмы оба играли главные роли, потом Заклунная была Катей в "Хождениях по мукам", а Сивач — Рощиным. Артисты постоянно репетировали, играли влюбленных друг в друга людей. Позже она называла этот брак "несчастным случаем", потому что до конца не понимала, кого любила — Дона Карлоса, Рощина или игравшего их актера. Но только через 18 лет приняла решение развестись.

Из-­за конфликта театра с Министерством культуры, которое попыталось отобрать у них помещения, Заклунную вызвали в ЦК, где она и познакомилась с помощником секретаря по идеологической работе Александром Николаевичем Мироненко. Они подружились и стали общаться, что породило множество слухов об известной актрисе и партийном боссе… А это была любовь. И личная жизнь Валерии Заклунной наконец сложилась.

"Семья — единственное место, где я черпаю свои силы. Вместе мы уже более двадцати лет и очень счастливы, — у нас две внучки 12-­ти и 14 лет. По гороскопу мы оба Львы, оба родились в год Лошади, поэтому всегда находим взаимопонимание. Я получила участок, когда у меня были простои в театре, и свою кипучую энергию направила на строительство дачи. Можно сказать, каждый кирпич переложила своими руками. Мы живем на даче с мая по октябрь, потому что этого требует земля. У меня на пяти сотках растет всё — от клубники до картошки и диковинных цветов", — признавалась Валерия Гаврииловна в одном из последних интервью...



    Партнеры